обьявления

Разделы по темам

Почему мы боимся

 

Почему мы боимся продуктов-мутантов

О генетически модифицированных (ГМ) продуктах ходят страшные слухи. Аграрная партия России заявляет, что "ешь импортную картошку - становишься мутантом понемножку". "Гринпис" и прочие "зеленые" уверяют нас, что ГМ-пища изменяет наш генетический код, но превращаемся мы вовсе не в гениального да Винчи, а в недоумков. Газеты сообщают нам, что "продукты-мутанты убивают детей". Облеченные научными степенями исследователи всерьез считают, что ГМ-пища приводит к онкологическим заболеваниям. Производители колбасы хвастаются, что именно в их "докторской" или "брауншвейгской" нет ни одного атома ГМ-сои. Что все это значит и действительно ли последние достижения генетики привели к созданию "пищи Франкенштейна"?

Мы питаемся растительной и животной пищей, иногда грибами, которые которые сейчас выделяют в "третье царство". Но это не важно, а важно лишь то, что эту пищу нужно сначала произвести в товарных количествах — надежды на охотников и собирателей грибов и ягод нет никакой. Для выращивания продуктов питания человечество придумало сельское хозяйство, а для увеличения количества этих продуктов — селекцию, т.е. создание наиболее продуктивных сортов пшеницы, картошки, бананов, баранов и свиноматок. Селекцию люди проводят уже тысячи лет, отбирая более вкусные и полезные вершки и корешки, а также более тучных коров и самых вкусных овечек.

Со временем стихийные селекционеры научились скрещивать растения или животных, отбирая особей с наиболее выгодными свойствами. Так были получены холмогорская порода молочного скота, бойцовые собаки бультерьеры и пшеница с урожайностью 100 центнеров с гектара.

Отечественный потребитель боится трансгенов, или генетически модифицированных (ГМ) продуктов. Его беспокоит, что:

1. ГМ-пища может изменить генетический код взрослых, а особенно - детей, которые в результате вырастут монстрами или недоумками.

2. ГМ-пища вызывает онкологические заболевания, например, рак пищевода.

3. ГМ-продукты - страшные аллергены.

4. ГМ-пища - источник пищевых отравлений.

5. Трансгены делают нас невосприимчивыми к антибиотикам.

6. Наконец, ГМ-продукты просто невкусные или безвкусные.

В 20-м веке у селекции появилась научная основа — генетика. Выяснилось, что любое свойство организма определяется кусочком длинной наследственной молекулы ДНК. Этот участок, называющийся геном, определяет всхожесть семян, жирность коровьего молока и, во многом, даже вздорность характера поэта Лермонтова. Естественным образом возникла идея, что если гены одного существа как-то вставить в ДНК другого, то можно быстро "привить" ему нужные свойства, как Мичурин прививал китайку к антоновке.

К концу прошлого века это научились делать почти в автоматическом режиме. Так возникли трансгенные (т.е. с перенесенными генами), или генно-модифицированные, растения и животные. И если раньше для выведения нового сорта, скажем, урожайного крыжовника селекционеру требовалось отобрать растения с самыми крупными плодами, высадить их, через год снова отобрать самые урожайные, потом еще год и еще год — и только лет через 20 получить киви (а это и есть селекционно-улучшенный амурский крыжовник), то теперь специалист вставляет в ДНК крыжовника ген плодовитости из какого-нибудь другого растения и через год получает искомый сорт.

Поэтому генная модификация — это всего лишь ускоренная селекция.

Что человеку здорово, то колорадскому жуку — смерть

Современному сельскому хозяйству требуются сорта растений и породы животных далеко не только с высокой урожайностью или плодовитостью, но и с массой других свойств. Например, какой бы урожайной исходно ни была картошка, что толку, если ее все равно съест колорадский жук? Или сверхурожайная пшеница, не устоявшая против обычной для наших южных районов засухи? Поэтому работающие в сельском хозяйстве генные инженеры, или биотехнологи по-современному, занимаются созданием сортов, наиболее подходящих для данной местности и данных специфических условий произрастания.

Так, традиционным средством борьбы с тем же колорадским жуком и другими насекомыми-вредителями является обработка полей средствами защиты растений — инсектицидами (убийцами насекомых). Эти ядовитые химические вещества действительно прекрасно справляются с вредителями, но, к сожалению, накапливаются и в самих растениях. Поэтому биотехнологическое выведение сортов картошки, несъедобной для колорадского жука, является огромным достижением биотехнологии — в России чуть не треть урожая картофеля съедает не россиянин, а вредное насекомое.

Другая проблема — сорняки. Конечно, в советское время можно было послать на поля студентов и научных сотрудников, и они с грехом пополам вырвали бы разную ненужные сурепку и молочай, однако сейчас такой сельскохозяйственный прием "не проходит". В южных штатах США эту работу выполняют мексиканцы, но уже и их не хватает, не говоря о проблемах с нелегальной иммиграцией. Поэтому те же научные сотрудники, правда, не отечественные, а американские, разработали трансгенную кукурузу, устойчивую к гербицидам. Это означает, что поле можно обработать гербицидом сплошного действия, который убьет все сорняки, но не сможет совладать с устойчивой к нему кукурузой.

Трансгенная кукуруза и трансгенный человек

В 1990 году в Китае (самой населенной стране мира) началось первое коммерческое выращивание трансгенной культуры, устойчивой к болезням. В развитых США это началось в 1994 году с помидоров, а сейчас во всем мире трансгенами засеяно уже 100 млн гектаров. Посевы ежегодно расширяются, причем скорость этого расширения больше, чем увеличение числа пользователей интернетом.

На самом деле мы используем результаты генной инженерии уже довольно давно. Еще 40 лет назад появился искусственный инсулин, к сегодняшнему дню спасший несколько сотен тысяч жизней больных диабетом. Столько же лет биотехнологи производят новые антибиотики, гормоны и другие лекарства и прочие необходимые нам вещества. Так что современная генная инженерия просто расширила область этого производства от веществ до существ.

И последнее. Все читающие эти строки в известном смысле представляют собой генно-модифицированные организмы, потому что получили половину своих генов от папы, а половину — от мамы. В результате такой генной модификации иногда, действительно, получаются неудачные и даже опасные особи — например, Гитлер или Чикатило. Но не перестанет же человечество из-за этого заниматься "генной модификацией"?

В яблоках трангенов нет

В крупных городах России в больших количествах продаются импортные фрукты - яблоки, персики, абрикосы, апельсины, мандарины, клубника Причем вкус некоторых фруктов, прежде всего яблок и клубники, далек от привычного нам, а часто вообще отсутствует. Многие думают, что это связано с генной модификацией фруктов и стараются не покупать их своим детям. Свое и специалистов мнение о безвредности ГМ-продуктов мы уже изложили, но сомневающимся можем добавить - в импортных яблоках трансгенов нет! И в клубнике тоже нет! А их безвкусность объясняется промышленным способом выращивания, в том числе гидропонным - без почвы. Дикая земляника намного вкуснее гидропонной клубники, но ... промышленно-выращенная крупнее земляники в десятки раз. Производитель борется не за вкус, а за урожай.

Опасности мнимые

"Зеленые" критики ГМ-продуктов уверяют, что чужие гены могут вызвать в человеческом организме непредсказуемые последствия, подразумевая, что непредсказуемые — очень страшные. В прессе были широко разрекламированы опыты венгерского ученого Пуштаи и российской исследовательницы Ермаковой, в которых было якобы показано, что кормление крыс ГМ-картошкой или ГМ-кукурузой приводит к заболеваниям животных и высокой смертности их потомства. Однако вскоре было показано, что опыты Пуштаи и Ермаковой методически крайне небрежны и их результаты совершенно недостоверны. За вот уже два десятка лет не было получено ни одного свидетельства вредности ГМ-пищи. При этом ни к одним из продуктов питания не применяются такие серьезные методы проверки, как к ГМ-пище. Хотя по большому счету этих проверок можно было и не проводить, потому что в организме человека вся еда — что ГМ, что не-ГМ —распадается на простейшие элементы, которые абсолютно одинаковы и для ГМ-, и для не-ГМ-пищи. Мы тысячелетиями поедаем мясо животных, но ни у одного человека не появилось коровьего хвоста или петушиных крыльев.

Процедуры проверки "обычных" продуктов давно разработаны и широко применяются, проводится и изучение безопасности трансгенных растений. В Западной Европе "зеленые" шумели особенно громко, и меры безопасности были приняты более строгие. Специальной комиссией ЕС разрешены к использованию трансгенный рапс, устойчивая к гербицидам трансгенная соя и устойчивая к насекомым трансгенная кукуруза. В некоторых случаях дело дошло уже до полного абсурда — европейцы требуют, чтобы на импортируемом из США соевом масле было указано, из какой сои оно сделано — из ГМ или не из ГМ. Однако в соевом масле нет никаких модифицированных генов, вообще нет никаких генов — только чистое масло! Которое в принципе даже "не знает", из какой сои его сделали, и уж никак не может привести к мутациям в организме человека!

Другими словами, можно совершенно точно сказать, что ГМ-продукты питания не только не вредны, но благодаря более строгой проверке более безопасны, чем обычные продукты — любой читатель наверняка сталкивался с гнилой картошкой и заплесневевшим сыром. Тем не менее "зеленые" с удовольствием время от времени "проверяют" наличие указания на содержание ГМ-источников на этикетках колбасы и сыра и сладострастно обличают производителей. Против записи на этикетке трудно возразить, поскольку потребитель имеет право на информацию. Хотя, с другой стороны, много ли толку обычному покупателю от того, что он знает о содержании в жевательной резинке "подсластителя ацесульфама" или "консерванта бензойной кислоты"? Попробуйте провести эксперимент и спросите у знакомых — а что это такое и опасно ли? Результат опроса предсказуем.

Опасности подлинные

Появление любого нового для данного региона растения или животного всегда вызывает опасение. Известны печальные для экосистемы истории про завезенных в Австралию кроликов, про моллюска мнемиопсиса в Черном море или пчел-убийц в Северной Америке. Все эти новые организмы, не имеющие естественных врагов на новой территории, подавляют местные виды, резко сокращают их пищевой ресурс, размножаются с неестественной скоростью и приносят огромный вред местному сельскому хозяйству и населению. Не исключено, что выращивание ГМ-культур может привести к аналогичным последствиям. Например, растения со свойствами устойчивости к каким-либо вредителям могут непомерно разрастись и стать, в сущности, сорняками, а о полезных свойствах придется забыть. Кстати, такое встречалось и раньше — съедобная лебеда стала сорняком злаковых культур. Может произойти "переопыление" — и соседние не-ГМ-растения получат новые гены с непредсказуемыми последствиями. Может произойти естественный отбор среди насекомых, против которых в трансгенное растение встроили ген-убийцу, — в результате может вывестись монстр, способный сожрать что угодно.

Однако в мире ежедневно переносятся на "чужие" территории десятки новых видов живого — приплывают на днищах кораблей, переносятся ветром, завозятся туристами в качестве сувениров и т.д. Эти процессы практически не поддаются регулированию. И только с трансгенными организмами все происходит иначе. Процесс их внедрения тщательно контролируется — например, по краям поля с трансгенной картошкой сажают обыкновенную, которой и будет лакомиться (дабы не мутировать) колорадский жук. В странах, где достижениями биотехнологии пользуются уже достаточно широко, контролирующие органы тщательно следят за последствиями внедрения ГМ-растений. Как уже говорилось, уже скоро 20 лет, как никакого отрицательного воздействия на экосистемы не обнаружено.

Справедливости ради следует отметить, что опасность такого воздействия в принципе существует. Надо быть настороже.
Источник
Комментариев к статье нет..
[ Добавить ] комментарий
Поля с пометкой * обязательны для заполнения

*Ваше имя
  Ваш сайт  
  Ваш город
*Ваше сообщение

Код подтверждения
*Код с картинки   @
код на картинке содержит только цифры (0..9) и буквы англ. алфавита (A..Z)